Бэк нолдган («борьба силачей»), ноолдан («борьба»), бёки барилдан — традиционная борьба калмыков. Согласно обычаю, борцы выходили на схватку в присутствии своих секундантов и были накрыты плотным покрывалом, которое снималось у борцовской площадки. Боролись они, как правило, в коротких штанах, с голым торсом, босиком и были опоясаны кушаком с таким расчетом, чтобы под ним могли пройти руки соперника. За этим следили секунданты и судьи. Перед началом схватки борцы обхватывали один другого так, чтобы обеими руками можно было держаться за кушак или закатанную штанину. Одной рукой захват обязательно удерживался до конца схватки, вторая активно использовалась для проведения разнообразных захватов и бросков.

В борьбе калмыков применялись такие приемы как бросок через бедро (аилдх), бросок с захватом за коленный изгиб (тэкидх), подножки и зацепы (дегэ), подсад бедром в момент отрыва соперника от земли. Применялось также так называемое «подсиживание», когда борец молниеносно садился, одновременно сваливая своего соперника на землю. Для победы каждый из борцов старался оторвать своего соперника от земли и повалить его на спину так, чтобы тот коснулся земли лопатками, либо сильно и резко ударить его ногами о землю, в результате чего нередко случались разрывы кожи на пятках.

Вообще, калмыцкая борьба довольно интересное явление. В истории известно много случаев, когда иностранцы, наблюдавшие эту борьбу, были просто заворожены ей. Многие известные видные русские деятели даже любили побороться «по-калмыцки» как, например, М.Ю. Лермонтов и И.С. Аксаков. Последний в своих путевых записках писал так: «Это очень любопы-тно, хотя я и небольшой охотник до таких потех, где для вашего удовольствия человек рискует сломить себе шею. Приводят под покрывалом одного борца, вслед за ним другого: оба обнажены почти совсем, и когда снимут покрывала, то медленно начинают они похаживать около друг друга, вытягивая руки, потом вдруг схватываются, переплетаются, падают на землю, бьются в пыли и стараются повалить на спину. Кто опрокинут на спину, тот побежден».

Другой известный русский ученый Павел Небольсин в середине ХIХ в. оставил одно из самых интересных и детальных описаний калмыцкой борьбы, отрывки из которого, для лучшего ознакомления с техникой ноолдан, организацией поединков и методами тренировок борцов, мы приводим ниже:

«В дни, предшествующие народному празднеству, борцы готовятся сохранить и укрепить свои силы разными способами: они со всех ног кидаются оземь, чтобы приучить себя к ударам, вытягивают и размахивают руками и ногами, валяются по песку, чтоб сделать кожу менее чувствительною к небольшим ушибам и царапинам, и спят вне кибитки, на голой земле, подложив под себя, вместо тюфяка, жесткие арканы, а в изголовье кусок простой кожи.

На утро борцы идут в хурул, каждая партия по одиночке и под предводительством избранных старшин, исполняющих должность и судей чести и секундантов, и молят бурханов долго и усердно о даровании им победы. <…>

Борцы явились взорам народа полунагими: на них надеты были одни широкие, белые, далеко не доходящие до колен, шальвары. Они низко наклонились, коснулись пальцами обеих рук земли, отдали почесть владельцу, и, умыв руки песком, стали медленно кружить по арене, шагая исполинскими шагами и сильно размахивая руками. Потом они остановились, уставились один против другого и старались друг друга ухватить рукой. Несколько томительных мгновений длился этот маневр: один схватывал противника за кисть правой рукой, тот вывертывал ее у него из пальцев и, в свою очередь, выжидал случая схватить его за пальцы или за плечо, или за часть одежды, в которую выгоднее всего было вцепиться. Наконец они схватились — и друг на друге повисли, обманывая друг друга намерениями переменить позицию. <…>.

Один, ухватив врага сзади, стискивает его в своих железных объятиях и силится ударами ноги сшибить его на землю. Но противник, крепко держась дотоле ступнею, приподнимается на цыпочки и, воспользовавшись этим положением, в одно мгновение правую руку свою закидывает душащему его калмыку за спину и впивается пальцами в шальвары, а левую руку заносит так, чтобы ухватить неприятеля под левое колено; успев в этом маневре, он встряхивает противника и кидает его оземь. Но тот, улучив минуту, припадает на колено и полуошеломленный нежданностью падения, бессильный, чтоб снова кинуться на торжествующего неприятеля, не теряет, однакож, сознания. Он, с быстротою тигра, ухватывает своего противника в обе руки, закидывает голову назад, и, теряя почти равновесие, приподнимает его над собою и швыряет на землю, надеясь, свалив его, в ту же минуту наступить на него ногой и выхватить из рук его победу. Маневр удается, но противник повержен не на спину, а приник к земле грудью: это положение не дает торжествующему борцу прав победителя. Попирая падшего калмыка правою ногой, протискивая его плечо рукою, он не дает неприятелю возможности подняться на ноги.<…>

Секунданты глаз не спускают с борцов, и наблюдают, чтоб ни один из них не дозволял себе постыдного злоупотребления своей силы и проворства. Так например, пришедший а отчаяние борец может, незаметно от зрителей, схватить противника за горло, втиснуть ему висок, или причинить, в азарте, какую-нибудь боль иными способами, могущими лишить противника сознания хотя на мгновение — всякое поползновение к такому поступку строго воспрещается и преследуется посрамительным взысканием. Иногда борцы, утомленные битвой, обессиленные ее продолжительностью, измученные солнечным зноем и запальчивостью схваток, падают в обморок: дело секундантов сейчас же прекратить бой и подать пособие страждущему, облить его водой, утолить его жажду, дать ему время отдохнуть и снова собраться с силами. Когда борцы, стараясь друг друга сшибить с ног, упадут оба вместе и стараются перевалить друг друга на спину и тем покончить дело, то, изнемогая от усилия, задыхаясь от усталости, они сговариваются иногда, не изменяя положения собраться силами».

Есть предположения, что в прошлом калмыки практиковали и другие виды борьбы, например, борьбу сидя на лошадях, в которой «победителем становился тот, кто сумел бросить противника с седла». Но, в конце ХIХ в. эта разновидность борьбы уже не встречается.