Архив рубрики «основная»

PostHeaderIcon Доступен ли современный спорт для детей?

Легко ли вырастить здорового ребенка, занимаясь с ним в спортивной секции? Об этом рассказывают современные белорусские мамы.

Яцевич Ольга: С трех лет водили сына на спортивную гимнастику. Вначале — уйма положительных эмоций. Это же ребенку есть где побегать, можно прыгать по матам, лазить по коням, лестницам, запрыгивать в огромную яму, забитую поролоном. Но на второй год ребенку стало неинтересно ходить. Программа у них одна и та же — мальчики просто змейкой бегут за тренером, а потом ползают по препятствиям. Не могу сказать, что пользы от этих занятий не было. Мы стали меньше простужаться. Но когда после двух лет занятий в этом платном клубе мы сходили к ортопеду, тот отметил, что у нас сколиоз. Значит, для формирования правильной осанки, укрепления мышц спины занятия эти ничего не дали (хотя и сам тренер, и сайт клуба очень энергично уверяли родителей, что их занятия нужны для гармоничного развития ребенка, что у нас будет правильная осанка и так далее).

Кстати, никто не интересуется состоянием здоровья ребенка, не продумывает индивидуальные программы, не подстраивается под настроение ребенка. Дети занимаются в переполненных группах, при этом иногда в одном зале со своими группами работает около 10 тренеров, а то и больше. Мое личное мнение — отдавать детей нужно только в специализированные спортивные школы, чтобы с ними занимался личный тренер, чтобы учитывались особенности ребенка (его здоровье, его физическое состояние, характер, способности). Теперь мы ищем ребенку бассейн. Клубы, которые предлагают занятия по обучению плаванию, завышают цены, которые мы не можем себе позволить. Захочешь отдать ребенка в спортивный кружок при садике или школе — снова плати. Разговаривала с женщиной, которая ведет такой кружок в нашем садике, она сказала, что деньги эти идут не столько ей на зарплату или развитие садика, сколько в районо. Это ужас, если на детей сейчас все смотрят, как на источник доходов. Ужасно, что здоровье детей должно зависеть от того, есть ли у родителей деньги. Я на площадке вижу, что самые спортивные и самые сильные дети, знаете у каких родителей — у алкоголиков. А откуда у таких деньги на спорт для детей? Что, для этих ребят спорт закрыт?

PostHeaderIcon О системе айкидо

Айкидо распространено во всем мире. Оно имеет тысячи последователей, и они практикуют множество различных стилей под руководством инструкторов, мастерство которых лежит в пределах от достаточного до очень высокого. Между занимающимися айкидо существуют определенные связи. Одним примером является этот форум, другим – ежегодный слет Айки-Экспо, но большая часть учеников одного стиля редко получает возможность на регулярной основе впитывать положительные особенности других стилей – если вообще когда-нибудь ее получает. Это является прямым результатом иерархической природы организаций, распространяющих это искусство. Мне кажется, что следствием этой структуры является не создание условий для сохранения чистоты айкидо и высокого качества его преподавания, а снижение уровня айкидо или, по крайней мере, его раздробленность, на что жалуются везде. Кроме того, это коренным образом противоречит философским взглядам Основателя.

Проведу различие между организационными принципами иерархии и корневой структуры. Определим иерархию как «систему рангов, присваиваемых в соответствии со статусом или авторитетом» (Оксфордский словарь).Важную часть власти иерархии играет концепция права собственности. Право собственности предполагает исключительный контроль над определенными ресурсами – в данном случае это очень сложное знание, что же есть айкидо, либо претензия на обладание этим знанием. Корневая структура – это структура, напоминающая веб-структуру связанных, но независимых узлов. Сила корневой структуры заключается в ее несовместимости с принципом централизации власти. Каждый узел – каждое додзё – является функционально самодостаточным, однако он не изолирован, а взаимодействует с организациями, составляющими одну систему («зонтик»); при этом он никому не подконтролен. Главная роль отдельных индивидуумов – быть приемником и передатчиком данных, и статус каждого находится в прямой зависимости от его способности получать и передавать качественную информацию – в нашем случае имеющую отношение к айкидо. Их ранг, родословная , семейные связи или экономическое положение в этом типе организационной структуры не играют никакой роли.

В начальной истории айкидо распространение этого искусства – иными словами, расширение круга лиц, достигших мастерства – приводило к конфликтам, разделению, расслоению и, хоть мы и не хотим этого признавать, к соревнованию. Идея о том, что составляет истинное айкидо, стало в глазах многих людей делом особой важности, вопросом «собственности», и до сих пор занимает важное место в обсуждениях этого искусства, происходящих сегодня. Это ясно указывает на то, что проблема является более тонкой, чем определение, какая школа лучше воплощает в себе намерения О’Сенсея. На мой взгляд, это маскирует настоящее существо вопроса – именно властная структура айкидо замедляет его обновление и самореализацию отдельных личностей, дробит это учение и изолирует друг от друга преданных ему людей.

В сжатой форме это выражает недавно опубликованный материал Карла Фрайда «The whole Legitimacy Thing». Хотя из своей аргументации о средствах сохранения традиционных школ по пути законной родословной он исключает так называемые «современные организации будо» — такие, как айкидо – он утверждает, что «не имеет никакого значения, каков уровень мастерства у тех, кто ведет преподавание» даже самые квалифицированные учителя находятся за пределами /традиционных школ/, если только не проводят обучение по специально заверенному договору». Такой взгляд достаточно реалистичен, если говорить о традиционных школах, изменение формы и содержания которых на практике не предполагается, однако это применяется и в развивающемся искусстве айкидо, с какой бы организацией ни было связано конкретное додзё. Грубо говоря, обладание брэндом определят тип и качество обучения и, что более важно, возможности личного роста. Фактически шансы изучить айкидо за пределами структуры исчезающее малы. Все это было бы приемлемым, если бы можно было быть уверенными в том, что наилучшие возможности для обучения доступны именно через эту систему, однако нам неизвестно, так ли это, поскольку иных путей, с которыми можно было бы провести сравнение, просто не существует. Известно же нам то, что мы являемся частью организаций византийского типа, у которых собственное воспроизведение является первой задачей, а процветание ее членов – только второй. Думаю, что руководители различных направлений мира айкидо сильно убеждены, что лучшим залогом постоянного совершенствования айкидо является непременное существование их федераций, однако политика и практика исключительности и права собственности, похоже, этому не способствуют. Большое количество различных организаций, которые сейчас в айкидо преобладают были образованы учениками, которых не устраивало направление работы их учителей и которые были полны решимости оставить в айкидо свой собственный след. К несчастью, отход от главной линии почти всегда приводил к тяжелому осложнению взаимоотношений и потере возможностей развития айкидо на пути сочетания новых идей со старыми. Как часто многим из нас говорили не ходить на семинары такого-то и такого-то учителя, потому что он относится к другой школе – а когда человека, изучающего айкидо, поощряли изучать два или более стилей одновременно? Даже допуская, что это не является полезным на ранних стадиях изучения айкидо, что плохого в этом на более высоких уровнях, когда от нас уже можно ожидать, что мы способны лучше отличать технику полезную от бесполезной? Сам О’Сенсей многое почерпнул из разных боевых искусств и, адаптируя к себе их методы, говорил: «вот так мы делаем это в айкидо». Мы же сейчас говорим: «Вот так мы делаем это в Айкикай» или «Вот так мы делаем это в Ёсинкан». Действительно ли это так, как хотел О’Сенсей? Разве не говорил он, что мы должны найти свое собственное айкидо, но только с помощью других и вместе с другими? Если айкидо хочет продемонстрировать миру свои идеалы единства, то сделать это оно не может, поскольку само разделено.

Мы говорим, что с помощью айкидо человечество делается лучше. Я думаю, что айкидо, этот живой организм, переросло японскую культуру, в недрах которой оно родилось и которая его вырастила. Оно достигло таких рубежей, когда для того, чтобы его универсальные ценности были правильно освоены, разные организации, распространяющие будо, должны отказаться от роли охранника и позволить уже зрелым последователям этого искусства составлять свои собственные суждения о том, где и что изучать. В традиционной школе высшим идеалом является преданное сохранение ее методов. В айкидо следование той же цели приведет только к окостенению и бесплодности.

Мир природы состоит из сети связей, и ни один организм не доминирует над остальными. Такой порядок в значительной степени способствует разнообразию и сложности экосистемы, а также большой сопротивляемости постоянным неблагоприятным воздействиям и искажениям – иными словами, оптимизирует процессы выживания и эволюции. Иерархия с ее централизованным контролем и координацией быстрее теряет эффективность, когда начинает распространяться и сообщаться с внешним миром. Ради процветания айкидо это делать необходимо – для того, чтобы оно могло правильно и быстро воспринимать новые достижения и личный вклад в это искусство отдельного индивидуума. Существующие сегодня мощные иерархические структуры должны дать дорогу новому способу мышления – корневому.

PostHeaderIcon Айкидо — это жизнь!

aikido_cite1Наше время революционно во всех направлениях. Так в боевых искусствах появилось айкидо — боевое искусство, воплотившее в своих техниках принципы и методы работы с противником, которые насчитывают не одну сотню лет.

Название состоит из трёх иероглифов, имеющих следующее значение:

  • Ай (яп. ?) — «слияние»;
  • Ки (яп. ?) — «дух»;
  • До (яп. ?) — «путь, способ».

Основатель айкидо Морихэй Уэсиба всегда отмечал, что айкидо — это собственно даже не  боевое искусство, а Искусство Мира, искусство объединение сознания со Вселенной.

В отличие от многих других боевых искусств, айкидо развивает не только физическую силу и выносливость, но и необходимые в современной жизни духовные качества.

Айкидо — это гармония. При проявление агрессии людьми эта гармония может быть нарушена. Задача айкидо — восстановить эту гармонию. Движения айкидо подобны потоку воды — мягкие и плавные, но одновременно разрушающие твердые камни. Изучение техники айкидо предполагает тесную связь с использованием традиционного японского оружия. Без него будет сложно постичь суть айкидо.

Искусство Мира не дается легко.
Надо бороться до самого конца,
надо убить в себе злые желания и всякую ложь.
Иногда Голос Мира звучит как гром,
выводя людей из их оцепенения.
~ Морихей Уэсиба ~

Айкидо полезно как взрослым, так и детям. Каждый может найти в нем что-то свое. Айкидо можно назвать и отдельной культурой, которая меняет не только тело, душу, но и мировоззрение в целом.  Занятия айкидо позволяю видеть больше других, чувствовать лучше других и дают бесценный толчок к правильному познанию окружающего мира.

При обучении в нашей секции используются следующие виды традиционного японского оружия:
Боккэн — специальный деревянный меч для тренировок.  Обычно его используют в учебных поединках.  Однако в умелых руках деревянный боккен наносит достаточно сильные повреждения;
Дзё — деревянный посох, длинна его обычно составляет около 128 см и диаметром около 2.4—2.6 см;
Танто — нож-короткий меч 30—55см;
Бо — длинный японский посох из дерева или металла. Отличается от Дзё, в основном, по длине.
Нагината — японская алебарда. На одном ее конце находится колюще-режущая часть, представляющая большую угрозу противнику.

Вы заинтересовались? Наш клуб предлагает присоединиться к интересным и полезным занятиям айкидо под руководством опытных тренеров. Первое занятие Вы можете посетить бесплатно.