Хок Хокхейм

Полиция. Черные пояса. Солдаты. Зэки. «Крутые». Наблюдается широкое разнообразие специалистов и инструкторов по владению коротким клинком. Каждому есть что предложить, но знания любого из них изобилуют пробелами. Многие поклонники традиционных боевых исскуств понятия не имеют о суровых реалиях улиц, правду о которой могут поведать полицейские. Солдаты, имеющие боевой опыт, и бывалые сотрудники спецслужб могут не понимать теоретических основ силового противодействия, с которым хорошо знакомы единоборцы- традиционники. Многие зэки обладают только инстинктом убийцы. Многие солдаты имеют боевой опыт, но не владеют поставленной техникой. Каждый из них должен учиться у других чтобы выработать целостную и работоспособную систему, технику и практику ножевого боя.

За последние 23 года мне довелось послужить и офицером полиции, и детективом в армии США и в полицейском департаменте штата Техас. За это время мне пришлось иметь дело с сотнями убийств и попыток убийств, изнасилований, грабежей и нападений с применением ножей. Мне не раз приходись стать свидетелем смертей и расчленений, ран и увечий. Некоторых преступников мне довелось преследовать и разоружать лично, изымая ножи и прочие режущие изделия, от опасных бритв и выкидух до топоров. Я снимал показания, присутствовал на вскрытиях и выступал свидетелем на судах. Меня обучали медицинские эксперты и крупнейшие криминалисты. Теперь, после выхода в отставку, я являюсь лицензированным частным экспертом в Техасе.

Я активно занимался традиционными боевыми исскуствами и получил черные пояса в филиппинском Арнисе, Кемпо и Айки-Джитсу. В ходе подготовки моей программы ведения уличных боев для Конгресса Американских Специалистов Ножевого Боя (CAKF) мною были проведены глубокие исследования в областях фобий и конфликтов, боевой и военной психологии.

На основании этого опыта, предлагаю вашему вниманию 10 наиболее опасных мифов и заблуждений, которые я не раз наблюдал среди популярных тренеров и инструкторов рукопашного боя, самообороны и боевых исскуств. Эти рекомендации могут спасти вам жизнь.

Миф первый: противодействие агрессору в любой ситуации.

«Когда я обучу тебя этой технике, ты сможешь победить любого человека, вооруженного ножом. Более того, — нож в его руке является его же уязвимым местом».

В результате неблагоприятного стечения обстоятельств вы можете оказаться перед острием направленного на вас ножа. Если такая методика обучения вселила в вас чувство неуязвимости, то тело привычно примет боевую стойку и, возможно, вы даже испытаете ложное чуство полного контроля над ситуацией. Взвесьте еще раз все обстоятельства, и если есть возможность — удирайте. Даже вооруженный ножом шимпанзе может уложить вас за пару секунд, не говоря уж об отвязанном преступнике или разъяренном соседе.

Миф второй: вера в существование идеальной боевой стойки.

«Встань вот так, ноги вот так и забудь о других стойках.»

Боевая стойка — это оптимальный способ движения в боевых условиях. Мобильность. Все, что сковывает каким бы то ни было способом вашу возможность мгновенно перемещаться, — перекрещенные или широко расставленые ноги, глубокие приседы, — это смертоносная ошибка. Чем шире расставлены ноги, чем глубже присед или наклон тем ниже мобильность. Представьте себе, как мог бы передвигаться с ножом в руках Мухаммед Али. Идеальной боевой стойки не существует. Только оптимальная в данный момент боя. Балланс в движении.

Миф третий: об обучении ножевому бою как исскуству фехтования.

«А теперь перейдем к ножему спаррингу, который, по сути, ничем не отличается от реальной поножовщины.»

Уличные драки ножом обычно мало похожи на поединок шерифа Ноттингемского и Робина Гуда из художественных фильмов. В современных драках с ножом излюбленным приемом является запустить в оппонента настольной лампой или стулом. «Дуэльная» часть заканчивается после проведенного удара и захвата, блокировки конечностей, падения и пр. Извлечение ножа на большой дистанции, как правило, в зародыше пресекает боевое столкновение, но возможность дуэли (даже как кратковременного момента в ходе борьбы) нельзя совсем сбрасывать со счетов. Довольно часто обычная рукопашная перерастает в ножевую, ножи идут в дело при борьбе, в том числе и на земле.

Общеупотребимая методика работы с длинным клинком не всегда ложится на короткий, и реальный ножевой бой может идти в условиях борьбы, в том числе и в партере. Дальновидный практик ножевого боя изучает способы его ведения на любой дистанции и в любом положении.

Миф четвертый: переоценка уводящих и скользящих блоков.

«Отводишь удар, прилипаешь к его руке своим предплечьем. При повторной атаке отводишь снова. Отводишь. Отводишь…»

Атака. Отвод. Атака. Отвод. Ну и чем это закончится, как вы думаете? Довольно много азиатских техник неосознанно обожествляют нездоровую практику приоритетности пропуска и увода в арсенале блокировок. Ряд последователей этих направлений даже в ходе отработки техники в максимально приближенных к боевым условиям продолжают раз за разом бездумно применять практику отводов тыльной частью ладоней. Если вам повезло сблизиться с оппонентом на такую короткую дистанцию, произведите захват вооруженной руки. Тысячам выживших при ножевой атаке людей удалось это сделать лишь только потому, что они инстинктивно произвели такой захват. Самая эффективная техника противодействия ножу голыми руками, из тех, что мне доводилось видеть, — захват (а не отвод) вооруженной конечности и продожение схватки. Отвод целесообразен лишь тогда, когда нет возможности осуществить захват.

Уводящие блоки являются методологическими приемами по точной отработке ряда специфических аспектов боя. Они могут служить выработке чувствительности, скорости и координации движений. Их место в тренировочной практике переоценить трудно, но с другой стороны, они вырабатывают определенный стереотип и зацикленность на практике уводов. В условиях поединка у вас будет только 2-3 секунды на принятие правильного решения. Не дайте шаблонной практике уводов запрограмироваться на уровне мышечной памяти — спасти вашу жизнь может только эффективный захват. Меньше мягких уводов и больше жестких приемов.

Миф пятый: о вере в существование смертоносного хвата ножа.

«Если кто-то держит нож вот таким образом, прямым/обратным хватом, — берегись, парень и в самом деле знает, что делает».

Идеального хвата не существует, есть наиболее удобный для конкретной боевой ситуации. Иногда наиболее удобен прямой, ингода — обратный. Поэтому опытные бойцы иногда меняют хват по ходу боя. Особенно, когда в руке однолезвийный клинок — в зависимости от условий его приходится даже вращать в руке, располагая лезвие в нужной плоскости.