У дидойцев — народа, проживающего в высокогорном Западном Дагестане, известна борьба в стойке без продолжения схватки на земле. Борцы применяют различные подножки, подсечки, броски с помощью ног, с прогибом через себя, броски через бедро и т.д. Захваты руками ниже пояса традиционными правилами запрещены. Для победы необходимо бросить (опрокинуть) соперника на землю.

У дидойцев, также как и других цезских народов (бежтинцев, гинухцев, гунзибцев и хваршин) имели место специализированные мужские объединения, в которых изучение борьбы занимало одно из главенствующих мест. Об этом свидетельствуют исследования этнографов: «Специализированной формой мужских объединений у цезов были «зерокъор бахiру» («вместе пьющие бузу»). Участниками их были только борцы в возрасте от 11 до 35-40 лет. На весь зимний период с октября по май они жили совместно в доме одного из сельчан. Основу их времяпрепровождения составляли тренировки в борьбе и совместные трапезы. Быт их был строго регламентирован (в частности, для женатых посещения жен или вовсе возбранялось, или разрешалось раз в месяц), за чем следили тамада или лъарахъан и другие «должностные» лица из общества. Весной между ними устраивались соревнования, сначала внутри одного селения, затем между борцами соседних селений, и, наконец, общецунтинские. Своим внешним видом борцы не выделялись среди прочих сельчан и вели себя в селении очень скромно».

Необходимо отметить, что население относилось к этим «профессиональным» борцам с большим уважением и помогало им. Так, например, в с.Кидеро члены местного борцовского общества («зерокъ бахiеру») осенью после завершения полевых работ «обходили с музыкой селение и сельчане давали им мясо, муку и т. п. Назывался такой обход гизма». Просуществовали эти своеобразные школы только до Второй мировой войны: «…в первой трети ХХ в. — как пишет один из этнографов, — уже далеко не все родители отпускали своих сыновей в «дома борцов», самостоятельно прикладывая максимум усилий для развития в них соответствующих качеств».

Интересно отметить, что от того есть в селении сильный и опытный борец или нет, порой зависила судьба всего селения. Мы имеем ввиду обычай, который в прошлом имел место в Дагестане. В дидойских селениях Ю.Ю. Карпов записал следующую историю:

«В давние времена в Грузии был богач, имевший семь отар овец, к тому же обладавший недюжинной силой. Однажды он пришел в Цунту (местное название территории расселения цезов, иначе — Дидо, Дидоетия), в местность Хъо-катль, что возле современного селения Хутрах, и объявил жителям окрестных цезских селений, что готов помериться силой с любым из местных силачей на следующих условиях: если в единоборстве победит он, то Хъокатль перейдет в его собственность, если же он окажется поверженным, то уйдет восвояси. Все цезские силачи, вступавшие по очереди в поединок с грузином, быстро оказывались побежденными, и только житель аула Кимятль по имени Яхъя смог оказать более достойное сопротивление, однако и он не сумел одолеть силача-грузина. Последний получил-таки Хъокатль и обосновался там, начав выпасать на ее лугах свой скот. Однако цезы договорились с ним, что через год поединок возобновится. В течение года все кимятлинцы усиленно кормили Яхъю, ведь именно ему предстояло продолжить поединок и защитить их интересы от пришельца. По истечении года силачи встретились вновь. Они боролись так долго, что Яхъя пропустил время одной из молитв. Для официального признания победы считалось необходимым, чтобы ухо соперника коснулось земли. Грузин поскользнулся на мокром месте и упал, достав головой земли.

Он оказался поверженным, хотя поначалу оспаривал это и предложил продолжить схватку. Но Яхъя отказался, заявив, что не собирается пропускать вторую молитву. В итоге грузин был вынужден признать свое поражение и покинуть Цунту восвояси».