К соревнованиям борцы готовились особо, придерживаясь особого режима питания и системы тренировок, которые носили эпизодический (за некоторое время до соревнований) или систематический характер. Для многих участие в соревнованиях было их профессией (пахлавони или гуштгирлик) и основным средством существования. Методы подготовки, а также особые «секретные техники», присутствовавшие в арсенале многих борцов, держались в тайне. Это, кстати, создает определенные проблемы для исследователей таджикской борьбы. Например, с такой проблемой столкнулся Якуб Абрамов, защитивший кандидатскую диссертацию на тему «Таджикская народная спортивная борьба» (ГДОИФК, Москва, 1950 г.). Другой исследователь, Н.И. Торопов, в одной из своих работ пишет: «При существовавшей системе засекречивание борцами своих приемов товарищ Абрамов, конечно, не мог сразу выявить и описать все возможные их варианты».

В ряде сельских местностей и городов Таджикистана в прошлом существовали специальные школы по обучению борьбе. Обучение в них, как правило, строилось по традиционному принципу усто — шогирд, то есть «мастер — ученик». В тренировочный комплекс, который называли варзиш или варзиши бадан, входили различные упражнения для развития необходимых борцу качеств и способностей. Наиболее распространенными упражнениями были бег, разного рода простые и сложные акробатические прыжки, отжимания в упоре лежа, приседания, упражнения с тяжестями (с камнями — санг и булавами разной величины), отработка приемов на мешке и с партнёром, а также тренировочные схватки.

После прохождения определенного количества соревнований, а также выпускных экзаменов с последующим обрядом «повязывания поясом» (камарбандон) и последним благословением учителя, уже бывший ученик мог открыть свою школу. В некоторых кишлаках роль школы борьбы брал на себя дом самого сильного и опытного борца селения. Такую школу или дом учителя именовали пирхона, а самого учителя — пир или усто. Также как и в профессиональной школе, пир являлся для своих учеников не только тренером по борьбе, но и духовным наставником в прямом смысле этого слова. У некоторых групп таджиков функции школы по обучению борьбе и другим традиционным единоборствам (например, гурэбози — фехтование булавами; шамширбози — фехтование на саблях или заменяющих их палках; муштчанг или муштджанг — кулачный бой) брали на себя особые общественные строения — «аловхона» («дом огня»), являющиеся своеобразным таджикским вариантом «мужских домов».