Гёреш («борьба») — традиционная народная борьба трухмен или, иначе, ставропольских или северокавказских туркмен. Переселившись несколько столетий назад со своей этнической родины и проживая с тех пор в своеобразной культурной изоляции от основной части своего народа, они сохранили многие архаические элементы традиционной борьбы. Одновременно, трухмены впитали некоторые элементы состязательной культуры своих новых соседей, например, калмыков. Все это придает борьбе гёреш специфику, которая отсутствует у туркмен современного Туркменистана.

Историк и этнограф А.В. Курбанов, основываясь на своих полевых исследованиях и доступных теоретических материалах, пишет о борьбе туркмен следующее: «Практически, каждое торжество у туркмен сопровождалось проведением спортивного соревнования «гёреш» — борьбой, следующей обычно после скачек. Как и скачки, борьба являлась одним из самых распространенных видов состязаний. Борьбой занимались с раннего детства. Например, у ставропольских туркмен существовала детская борьба «бёке гёреш тру», под тем же названием дошедшая до наших дней. Как сообщают авторы середины XIX в., у ставропольских туркмен борьба устраивалась среди взрослых и детей также и во время обычных перекочевок с летних на зимние пастбища».

Далее Курбанов цитирует одного из авторов XIX столетия, который зафиксировал борцовские обряды ставропольских туркмен во время праздника «сач олдру» («пострижения мальчика») в ауле Юсуп-Кади: «Как пишет А.Архипов, после скачек на ровной площадке был образован из людей полукруг: в первых рядах с южной стороны разместились почетные гости, духовные лица и устроители торжества; на юго-восточном крае полукруга — борцы из рода човдыр, на северо-восточном — борцы из рода игдыр. Для поддержания порядка были избраны 40 всадников. Перед началом соревнования был принесен столик, на котором находилась чаша, наполненная кусочками жареной баранины с перетопленным жиром.

Борцы, прежде чем вступить в поединок, съедали по кусочку мяса в знак мира и незлобия, а перед этим подходили к судьям — эфенди, становились на колено. Произносилась молитва, и они получали благословение. Состязание проходило между борцами двух родовых подразделений туркмен — игдыр и човдыр. Борцы выходили к зрителям завернувшись в белую ткань, а боролись в набедренных повязках. В соревнованиях, которые наблюдал А.Архипов, принимали участие 12 пар борцов. Автор не указывает, какие призы получал победитель. По некоторым сведениям, ими могли быть баран (первый приз), плитка чая и 10 р. серебром (второй приз). Для мальчиков назначали три приза по 10 р. серебром.

В приведенном описании обращает на себя внимание принятие борцами пред схваткой пищи, что может быть интерпретировано как реализация известного в этнографии обряда совместной трапезы, скрепляющей узы братства, направленной на установление дружеских, миролюбивых отношений, нейтрализующих возможную агрессивность борцов и переводящей борьбу в разряд игры, а не серьезной боевой схватки. Интерес представляет указание А.Архипова на одежду борцов, которая, если верить автору, состояла из набедренных повязок. Вряд ли можно приписать это новации, возникшей к середине прошлого века в среде столь отдаленного от культурных европейских центров населения. Скорее всего, здесь наблюдается сохранение архаических элементов, берущих свое начало в традициях этого вида состязание в накидках. К сожалению, автор не сообщает об этом более подробных сведений. Однако известно, что у калмыков участники традиционной борьбы «ноолдан» выходили к зрителям в накинутых на голову халатах. Возможно, ставропольские туркмены восприняли этот обычай у калмыков, вместе с которыми кочевали на протяжении почти двух столетий».