В традиционном виде Зурханэ представляет собой полуподвальное помещение куполообразной формы с низким входом на уровне пояса, освещаемое через окна в потолке, находящемся на высоте около 13 м над площадкой для борьбы. Само здание Зурханэ часто незаметно примыкает к мечетям, мавзолеям и кладбищам, что исторически связано с периодами гонений на персидскую воинскую традицию. Так в период арабского завоевания Персии в VII-VIII вв. Зурханэ выполняли роль подпольных органзаций освободительной борьбы. Тогда же родился обычай бороться под музыку по видом обычных развлечений. Значительную часть помещения занимает гоуд или суфре -круглая, шести- или восьмиугольная арена длиной 7 м с углубленным на 80-100 см земляным или глиняным полом площадью около 20 кв.м.. Выше площадки, по сторонам, расположены глубокие ниши, в которых раздеваются посетители и сидят зрители. Со времен династии Сафавидов (1500-1737) на стене Зурханэ всегда присутствует портрет почитаемого шиитами имама Али.

Несмотря на присутствие ислама (в форме шиизма) в Иране со времен завоевания Персии арабами (с 650 н.э.), во многих обычаях и ритуалах связанных с кошти прослеживается влияние зороастризма, получившего наибольшее распространение во времена Парфянского царства, когда, собственно, и зародилась иранская традиция воинских искусств. Так слово «пахлаван» («богатырь»), обозначающее борца кошти, является производным от парфянского «пахлав», а здания-школы Зурханэ с полукруглыми крышами и сильно утопленной в землю нижней частью, копируют облик древних митра-истских храмов. С другой стороны ислам и, особенно, наследие исламских суфийских орденов, со своей стороны, обогатали духовно-религиозную сторону борцовской традиции.

Зурханэ — это атлетическое братство, организованное по типу традиционных мужских сообществ, где почитаемыми человеческими качествами являются честность, щедрость, милосердие, мужество, любовь к Родине и национальным традициям. Тренирующиеся в Зурханэ (зурхонеи или варзэшкары) традиционно деляться на три категории: пахлаваны — достигшие определенного совершенства, опытные и сильные борцы; ноухасте — более-менее продвинувшиеся, но не достигшие еще уровня пахлаванов; и ноуче — новички, лишь недавно поступвшие на обучение. Бывают Зурханэ, где присутствует больше молодежи, а есть такие, где основная часть атлетов — люди 50-60 лет.

Женщинам заходить в Зурханэ строго запрещено. Эта традиция берет начало с ритуалов религии воинов — зороастризма. Очень редко, например, при шахе Мохаммед Реза Пахлави, члены правительства посещали тегеранский Зурханэ вместе с женами, однако такие случаи всегда были исключением из правил. Все занимающиеся, независимо от уровня подготовки и авторитета, беспрекословно подчиняются мияндару — человеку, исполняющему роль тренера и, одновременно, руководителя Зурханэ.

Еще одним человеком, без которого не обходится ни одно Зурханэ, является моршед («наставник»), который сидит в углу над ареной возле входа в Зурханэ. Это место (сардам), представлят собой нечто вроде кафедры полукруглой формы площадью 2-3 кв.м., на метр приподнятой над полом. Сардам украшен символами воинской доблести: мечом, щитом, шлемом, боевой палицей и топором, железным луком (каббадэ), гирями (санг), шкурой леопарда, павлиньими перьями, кашкулом (ящик на цепи, который носят суфийские отшельники — дервиши) и поясом дервиша. Над сардамом свисает колокольчик. Во время упражнений моршед бьет в барабан, задавая темп борцам, а также распевает стихи — отрывки из «Шах-намэ» и других поэм, либо декламирует исламские религиозные гимны: «Раздаются удар колокольчика и дробь барабана. В наступившей тишине под сводами зала льется мелодия старинной персидской песни. Певец-сказитель, одетый в живописный национальный костюм, со страстью муэдзина, читающего утреннюю молитву, возносит хвалу Аллаху, просит «всемогущего» ниспослать ему силы и умение воспеть подвиги богатырей-пахлаванов, прославивших древнюю иранскую землю. В своей песне он воздает также дань глубокого уважения нынешним пахлаванам, кто свято чтит традиции своих предков, умножает их деяния».

В обязанности моршеда также входит звонить в колокольчик в начале и конце упражнений, оповещаемых мияндаром, а также при появлении пиш-кесват — почетных посетителей. Неподалеку от моршеда стоит небольшая жаровня, теплый воздух которой, попадая на кожу барабана, придает ему необходимое звучание. Время от времени моршед бросает на жаровню зерна руты, запах которой, по убеждениям иранцев, спасает присутствующих от «дурного глаза».

Перед началом тренировки варзэшкары облачаются в специальную тренировочную одежду, которая состоит из куска материи (лонг), обернутой вокруг пояса и пропущенной между ног, или коротких штанов длиной чуть ниже колен. В древности их шили из тонкой кожи, которую позже заменили шелковой тканью с традиционным орнаментом. К рукам выше локтя часто привязывают специальные амулеты, оберегающие от сглаза. В Зурханэ царит культ ритуальной чистоты, поэтому вступая на гоуд борец целует пол в знак уважения к этому месту. Р.Галунов указывает, что по мнению борцов, пол гоуда, снаряды для упражнений и т.д. принято целовать в честь покровителя Зурханэ — богатыря Пуриа Вали, о котором он приводит такой поучительный рассказ: «Однажды Пуриа-и Вали боролся, в присутствии падишаха,с другим пахлаваном. Перевес был на стороне Пуриа-и Вали и был близок момент поражения его противника. Мать последнего, видя это, сделала умоляющий жест. Пуриа-и Вали, сжалившись, позволил бросить себя на землю.

Продолжение …