… . Друг Куз-Курпячев приметил его умысел и, не дав ему к себе подобраться, сильно посунул его от себя, в мгновенье упёр головою в грудь, а коленом под живот и, приподняв на плечо к себе, ударил спиною о землю, а сам остался в кругу и присел отдыхать. Но Кучербай, родной брат Бурюбаев, не долго дал ему отдыхать; подходит к нему скоро, за кушак берётся смело, сжимает его крепко и, быв гораздо сильнее Алдара, свободно повёртывает во все стороны утомлённого. Алдар, зная в борьбе все ухватки и приёмы, давал сопротивнику своему волю приподнимать себя, дабы тем его немного обессилить, а самому между тем перевести дух. Потом, исплоша его, вдруг пал навзничь и через себя столь больно ударил затылком Кучербая, что отшиб у него память, а сам, вскоча при подсвате всего народа, вторичную из рук друга своего получает награду — тюбетейку, шитую марьяном и бобром обложенную. За сими выходит на поприще средолетний борец, сильный и крепкий Куслюбай, и, став твёрдою ногою, вызывает к себе на единоборство. Никто не дерзает вступить с ним в оное, ибо все знают крепость сил его. После многих переменных выборов от народа выходит из круговины Арасланбай, одинаких с ним лет и мужества, но не столько в борьбе поворотливый. Берутся за кушаки и борются: друг друга теснят, один другого силятся поднять, но не могут отделить от земли; и только пот течёт по зардевшим их лицам и всем членам. Куслюбай, негодуя на столь упорное сопротивление, решается последнюю употребить уловку и, закинув руку через плечо Арасланбая, прижал голову к себе под мышку столько крепко, что отнял от него всю силу и, схватя поперёк, поднял вверх ногами и положил его спиною к себе на голову. А чтоб показать больше в борьбе сей молодечества, несколько раз обернулся кругом и кинул его на землю, а сам остался на ногах, как будто ничего не делал. Зрители удивились ловкости и силе Куслюбаевой и определили за один сей подвиг отдать в награду четвёртую ставку -зимнюю шапку, чёрной лисой подбитую, ибо знали все, что никто из находящихся тут одолеть его не может.

Куслюбай, хотя получил награду, но видя, что ещё не было состязания об одной ставке, именно юлбарсовой коже, не выходит из круга и ждёт себе противоборца. Тогда старейшины и весь народ единогласно присудили, чтобы Куз-Курпяч почтил память родителя своего и кончил борьбу с Куслюбаем. Сей молодой батыр со скромностью от того отговаривался, но приневоленный гласом народным выходит на середину и хватается за Куслюбая, который, зная ловкость его и силу, превосходящую молодые лета его, внутренне начал раскаиваться в своей дерзости, но не мог уже от того отказаться. И так берётся за его кушак, и оба начинают сперва делать опыты сил своих. Средолетний батыр всей силой жмёт под бока младшего, у которого пот из всех членов и слёзы из глаз выступили. Но и он в свою очередь столь сильно стеснил обеими руками бока Куслюбая, что у сего последнего спёрлось дыхание, и он кряхтел, подобно как скрипит дуб, бурею исторгаемый. По таковым обоесторонним попыткам борцы узнают друг друга. Куз-Курпяч первый сделал приём: подхватил его к себе на грудь, отделил от земли и начал вертеть; но сей поджал ноги и тем приподнять себя выше не дал свободы противнику, который и принуждён был опять поставить его на ноги. Куслюбай лишь только коснулся земли, то подвернулся плечом под грудь Куз-Курпяча и потащил его на себя, чтоб ударить через плечо о землю. Казалось, что Карабаев сын исплошился и уже терял равновесие; но вмиг, отставя назад ноги, столь сильно на себя его потянул, что вздёрнул его спиною к себе на голову и назад перекинул и тем кончил борьбу на могиле у отца своего».