Пал э кустык — один из традиционных видов борьбы цыганского народа (см.: Цыганская борьба). Практиковался у русских и украинских цыган. Сведения об этой борьбе приводит известный этнограф и историк цыганского народа Н.В. Бессонов, который получил информацию о ней непосредственно из уст самих цыган. Он пишет:
«Участвовали в ней подростки в возрасте до 18 лет. Они хватали друг друга за пояса. Победа присуждалась тому, кто сумеет повалить соперника на землю. Допускались подсечки, подножки, броски через грудь или бедро. За состязаниями с интересом наблюдали девочки и даже старики».

Как отмечает Н.В. Бессонов, точно такая же борьба существовала и у некоторых других этнографических группах цыган, например, в таборах кишинёвцев (предки этой этногруппы жили в Молдавии, а после отмены крепостного права перекочевали в Украину и Россию) и сэрвов (сформировались в Украине из иммигрировавших в страну в начале XVII в. сербских цыган). Описание борьбы последних встречаем в воспоминаниях о своем детстве, которые оставил Иван Корсун.

«Я вернулся к шатрам и увидел, что собрались молодые ребята и устроили борьбу на поясах. Это когда одна рука держит ремень в брюках спереди, а вторая через плечо. Надо приподнять и повалить соперника, если есть сила. Кто проиграл, тот выходит, а кто победил, борется дальше. Мне попался высокий женатый парень. Он уже имел ребёнка в своей семье. Жена на него кричала, и мать тоже: «Со кэрэс? Нанэ тукэладжяво чяворэнца тэ спхандэспэ» (Что творишь? Не стыдно тебе с детьми связываться?).

Но он всё-таки борется со мной на поясах. Поднимает меня, но повалить не может. Я стою на ногах. Опять: крутил, крутил. Никак ему не положить меня на землю. Ну а я с под низу левой рукой хорошо захватил и когда он, нагнувшись, ниже стал — я со всей силы приподнял его и в сторону швырнул. Ремень оборвался в руках. Он растянулся на траве, и брюки сползли без ремня. Мать бросилась на него:
— Дылыно мануш! Акэ со туса кэрдя чяворо. Дык, би-холовэнгиро ачкирдятут! (Дурак! Вот что с тобой мальчишка сделал. Смотри, без порток тебя оставил!).

Он встал, схватился за штаны, и смех вокруг раздался. Весь народ подошёл уже смотреть из других шатров. А мне он порвал вышитую рубашку. Она у меня ещё долго была как память об этом таборе. Не могу точно вспомнить, какой был год. Сорок девятый или пятидесятый».