Наконец, бой начинается: на арену выступает первая пара борцов; глаза их горят от нетерпения и от уверенности в успехе. Они схватываются друг с другом, грудь с грудью, правая рука одного крепко охватывает пояс другого, а левая зацепляется за нижнюю часть его коротких штанов. Иногда они начинают бой стоя, иногда опускаются на колени, смотря по тому, как им кажется удобнее. Строго воспрещается употреблять какие бы то ни было незаконные уловки и хитрости — в особенности намазывать пояс салом, потому что это совершенно отнимает верность руки.

Опытные борцы долго таскают друг друга по арене, кружатся и толкают один другого, в ожидании момента, когда можно будет нанести решительный удар. В это время они думают только об одном, — чтобы крепче устоять на ногах; руки их лежат неподвижно как каменные, и при конце трудно бывает отличить, кому из двух она принадлежит; лишь только один как-нибудь зазевается, другой тотчас же пользуется его промахом.

Но иногда случается, что оба они так долго не уступают друг другу, что совершенно изнемогают в борьбе, пот льет с них градом, они едва переводят дыхание и, наконец, оба ложатся на траву. Тут им подают стакан вина, который они выпивают вместе, затем встают, натирают руки землей, чтобы сделать их тверже, и сражение возобновляется с удвоенными силами.

Пока бойцы только пытают свои силы, в кругу царствует глубочайшее безмолвие, но лишь только один из них приподнят с земли, лишь только они сцепились ногами и отчаянная борьба завязалась, как все собрание оживает, все с чрезвычайным любопытством следят за малейшими подробностями битвы, и партия, державшая пари за которого-нибудь из борцов, ободряет его громкими криками. Наконец, один теряет равновесие, противник схватывает его, приподнимает, сгибает и опрокидывает на землю, но и тут победа еще не решена, и надо начинать снова, потому что для полного торжества необходимо растянуть противника два раза на спине. Когда один из борющихся видит, что его сейчас свалят, он собирает все свои силы, всю ловкость, чтоб упасть на живот или на бок; и тогда он не считается побежденным. Редко случаются такие удары, какого мы были свидетелями в Шейдеке, где один из сражающихся приподнял другого на воздух, повернул его два раза и потом с силой ударил о землю…

Часто случается во время этих игр, что самые сильные и искусные борцы из обоих лагерей — выступают последние, и тогда сражение принимает совершенно особенный характер, так как от победы одного человека зависит тогда честь всей страны. Эти оба последние противника, одинаково страшные друг для друга, становятся в оборонительное положение и довольствуются тем, чтобы не дать победить себя и таким образом сделать победу невозможною для своего противника. Лишь только они схватываются между собою, как сейчас же рассчитывают свое положение относительно друг друга, затем сгибают правое колено и до невозможности откидываются туловищем назад. Если и в этом положении кто-нибудь из них все еще боится быть приподнятым на воздух, то он ложится на живот и его противник принужден сделать то же. Тогда они начинают потрясать и сжимать друг друга, извиваясь как змеи по траве, высказывая необыкновенную силу мускулов, так что от напряжения и страшных усилий глаза их наливаются кровью и все лицо покрывается фиолетовым цветом. Если ни один из этих атлетов не может победить другого, ни настойчивостью, ни силою, ни хитростью, то оба они подымаются с земли, полумертвые от усталости и истощения, и обмениваются дружеским пожатием руки в знак того, что стоят друг друга…» .

Подобные состязания часто проходили в праздничной атмосфере на территории монастырей монашеских католических орденов: капуцинов, бенедектинцев и др.

Другая разновидность германо-швейцарской борьбы — турнершвинген (Turnerschwingen) — производное от «Turner» («гимнаст»), представляет собой более современный вариант швинген с незначительными отличиями от традиционного. «Турнеры», в отличие от пастухов, выходят на схватку в белых гимнастических брюках (поверх одевают короткие штаны, за которые производят захват) и белых футболках. Данная разновидность борьбы практикуется членами традиционных для немецкоговорящих стран гимнастических обществ — «Турнен» (от древнегерманского «turnen» -«изворотливость»). Еще в начале ХХ в. она входила в комплекс подготовки «турнеров» не только в Швейцарии, но и соседней Германии.

Ф.К. Матис, известный в Швейцарии как автор множества статей посвященных физическому воспитанию, связывает попытки организации первых гимнастических соревнований с фамилией Генриха Клиаса (Heinrich Clias), которого в Швейцарии считали продолжателем идей Жан-Жака Руссо и Песталоцци. Именно по его инициативе 17 августа 1805 г. был организован первый «народный праздник», на котором проводились состязания по борьбе и поднятию тяжелого камня. Так же благодаря Клиасу в 1816 г. образовалось первые гимнастические профсоюзы (Eidgrnossische Turnverein), а в 1832 г. прошел первый общественный гимнастический праздник (Eidgrnossische Turnfest).

Продолжение …